Для тех, кто не знает, Охматдет – это национальная больница, оказывающая специализированную медицинскую помощь детям со всей Украины. Разумеется, попасть туда очень тяжело, так как мест нет – и это знают все. Разумеется, места в некоторых отделениях продают за взятки.

Читайте также: Что не нужно делать при оказании первой помощи: 5 основных ошибок

Родители платят, так как альтернативы нет – на кону жизнь ребенка. Платят и молчат. Не потому, что прощают, а потому что когда, в частности, речь заходит об онкогематологии (область медицины на стыке гематологии и онкологии и изучающая злокачественные заболевания кроветворной системы) и трансплантации, стоит помнить, что об окончательном выздоровлении можно говорить не ранее чем через 5 лет без рецидивов. Болезнь может вернуться и придется опять ложиться в Охматдет.

И только те, чьих детей не стало – говорят, да и то не все. И я, честно говоря, в шоке от того, что услышал.

Нет, я в бешенстве.

Оксана Балагута – обычная украинская женщина. Ее 17-летний сын Сергей два года в Охматдете боролся с болезнью (лимфома Беркитта) и умер.

Сидит мама на лавочке в парке и с горечью рассказывает журналисту о том, как первое, что услышала от завотделением трансплантации Олега Рыжака было следующее:

Если у вас есть 5000 долларов – мы начинаем лечение. Если кому-нибудь скажете – пойдете лечиться туда, откуда пришли.

5000 долларов только за то, чтобы стать пациентом отделения трансплантации в этой больнице. Оксана собирала деньги "с миру по нитке" (если погуглить ее имя и фамилию – можно найти ряд ссылок на призывы по сбору средств). В итоге собрала и принесла в конверте всю сумму - мелкими купюрами. Кто дал 20, кто 10, кто 5. Этот зав. отделением ногой открыл ящик и сказал ей: "Положи конверт туда". А потом, когда она ушла – вызвал ее снова и вернул ей этот конверт со словами: "Забери этот конверт и поменяй на нормальные купюры".

Ольга Дяченко – мама Евы, которая 7 лет из своей 8-летней жизни боролась с раком и умерла. В 10 месяцев у нее диагностировали рак крови.

Читайте также: Как выявить воспаление легких у ребенка: основные симптомы

По словам Ольги, деньги брали со всех родителей по отработанной схеме – вызывали в кабинет, при себе нужно было иметь конверт с суммой в 2000 долларов. Для начала. Добровольно-принудительная благодарность. Если какая-нибудь мама задерживала передачу денег – могли начаться преследования, то есть человек находился под постоянным моральным давлением.

Болезнь детей – это расплата за грехи взрослых, – доктор любил напутствовать родителей.

Центр онкогематологии и трансплантации при Охматдете. Светлана Донська – руководитель, Олег Рыжак – зав отделением.

Эти люди по-прежнему там работают – потому что являются уникальными специалистами по пересадке костного мозга у детей. За годы работы они нарастили свою компетенцию и стали в каком-что смысле монополистами.

Благодаря активному участию МОЗ и опекунского совета "Охматдета", в который в том числе входят представители фонда "Таблеточки" – "бессменный" главврач Юрий Гладуш после окончания очередного контракта отправился на покой.

Через открытый конкурс был выбран новый – Ирина Садовьяк, которая решила расформировать несколько центров в больнице, в том числе и административный центр ТКМ и перевела этих упырей на должности медиков – чтобы лечили, а не воровали.

Но им это, видимо, не по душе, и сейчас вокруг Охматдета разворачивается очередная информационная война. Основной лжепосыл: "Центр и отделения онкогематологии закрывают, всех врачей увольняют, наших детей убивают".

На самом деле – все отделения как работали, так и работают, и все врачи сохранили свои врачебные должности.

То, что вы сейчас прочли – наша реальность, без прикрас. И это не Охматдет в эпицентре скандала, это коллапс общества, цивилизационный край, апофеоз всеобщего пиз**ца. Воровство у больных детей и вымогательство взяток за их лечение – это преступление против человечества, умышленное истребление собственного вида. Ни одно животное не способно на подобный акт!

Видео про коррупцию в Охматдете тут.
Материал по теме воровства лекарств для онкобольных детей тут.
Интервью с Главврачом Ириной Садовьяк тут.

Читайте также: Супрун указала на главную опасность туалетов