Подробнее о своем опыте, реабилитации и том, что нужно знать о трансплантации органов, – он рассказал в интервью 24 каналу.

Стоит внимания Трансплантации в Украине: известен план по развитию до 2023 года

Как узнал о болезни сердца

Что привело к необходимости сделать пересадку сердца?

Дилатационная кардиомиопатия (ДКМП). Это заболевание, при котором камеры сердца увеличиваются, растягиваются, соответственно начинают хуже сокращаться. У меня сердце было где-то в 3 – 3,5 раза больше, чем обычное. А его производительность была в 5 раз меньше нормы.

Были ли какие-то симптомы?

Когда поставили диагноз, симптомов вообще не было никаких. У меня была аритмия, которой я не чувствовал. Я попал в больницу с аппендицитом, случайно вместе с ним узнал и об этом диагнозе. Симптомы начал испытывать, наверное, где-то за год до пересадки. Сначала началась одышка.


Греков поделился подробностями о пересадке сердца / Фото из личного архива

Раньше я очень быстро ходил, привычное расстояние в 1 – 1,5 километра преодолевал без остановок. За год до пересадки мне уже нужно было несколько раз останавливаться. А перед операцией в Минске я мог пройти пешком максимум где-то 50 метров. Чтобы подняться на третий этаж, нужно было 17 минут.

Сколько стоит операция и где ее делают

Проводят ли операции по пересадке сердца в Украине?

Все очень несистемно. У нас нет ни доноров, ни реципиентов. То есть возможность, чтобы в обычной ситуации появлялся донор, это маловероятно. Также нет "места ожидания". Грубо говоря, если сейчас передать 10 сердец и почек, которые подойдут, то 2 – 3 будет куда деть, остальные – пропадут.

В каких странах возможно сделать такую операцию?

На самом деле такие "лавочки" повсюду уже закрываются. Есть Беларусь, там еще принимают пациентов, но влияет политическая ситуация. В том институте, где мне пересаживали сердце, на фоне протестов в стране уволили директора.

Если там будет какой-то серьезный политический переворот, скорее всего закончится и вся медицина для иностранцев. К тому же в Беларуси квота – 10%. Люди там могут ждать до 5 лет. С сердцем немного меньше, но все равно. Более того, 9 из 10 донорских органов по закону отдают белорусам.

До этого наиболее массово принимала людей Индия, но там изменили законодательство. Есть люди, которые там "висят в очереди" уже по 2 года, ждут пересадки, все оплатили даже. Неприятная ситуация.

Важно Трансплантация органов в Украине может выйти на новый уровень: какие изменения обещают в Минздраве

Сколько стоит пересадка сердца?

100 600 долларов – это только о самой услуге. Есть еще переезды и реабилитация. Реабилитация не включает какое-то "пролеживание" в больнице. Наоборот, лучше в ней вообще не находиться. Речь идет о многих препаратах, их нужно покупать самому.

Нужно часто делать множество анализов – и все это за свои деньги. Поэтому я бы сказал, что желательно иметь примерно 110 – 120 тысяч долларов.

Наличие денег ничего не гарантирует. Можно пролежать, но быть в тяжелом состоянии, стать неоперабельным, подхватить какую-то инфекцию – и уже никто на операцию не возьмет. А можно и просто не успеть.

Как долго длится реабилитация

Насколько важна поддержка?

Очень. Меня поддерживали девушка, родители, друзья. Друзья у меня вообще замечательные, именно они поспособствовали тому, чтобы все удалось. Если родной человек находится в таком состоянии, перед тем, как приходить к нему, нужно самому собраться первым делом.

Я помню, как лежал и мне было не очень хорошо. Заходили люди, и было видно, как у них менялось выражение лица. Меня это совсем не поддерживало.

У меня папа насчет этого молодец. Он постоянно со мной общался так, словно у меня обычная простуда. Для меня это самый оптимальный вариант. Кому как, конечно, но считаю, что излишняя драматизация только мешает.

Как происходит реабилитация, привыкание к новому сердцу и новой жизни?

Если человек попадает на операцию в тяжелом состоянии, большую часть времени потом уходит на то, чтобы организм восстановил все утраченное. До того, как у меня появилась эта проблема, мой нормальный вес был в пределах 88 – 90 килограммов. Когда меня выписали, я весил всего 63.

Стандартная реабилитация длится примерно полгода. Происходит постепенное увеличение нагрузок, необходимо много анализов и препаратов для поддержания организма. Считается, что после 6 месяцев их количество должно постепенно уменьшаться.


Греков рассказал о реабилитации после операции / Фото из личного архива

На самом деле через год я себя чувствовал лучше, чем через полгода. А через 1,5 года – еще лучше. Где-то сейчас я вышел на так называемое плато, когда уже все ровно. Так что теперь все зависит от меня. Слежу за весом, занимаюсь физически – чувствую себя прекрасно. Не слежу – тогда хуже.

Как вы контролируете свое состояние?

Раньше при физических нагрузках я мерил пульс – нужно было удерживать его в пределах 140 ударов. Сейчас имею несколько "стоп-нюансов". Если во время таких нагрузок я могу говорить, условно – сказать короткое предложение, значит все еще в порядке.

Я это состояние почувствовал. Раньше проверял пульс, а теперь я просто знаю, что такое 140 ударов, если поставить руку на артерию. Кроме этого, видимо, уже просто привык.

О табу и активном образе жизни

Возможно ли после такой операции вести активный образ жизни?

Конечно. Но важно все делать постепенно. А также постоянно сохранять определенную активность. Пора мне похвастаться – я уже несколько раз ходил на Говерлу после пересадки. Ныряю на 7 – 8 метров без проблем, задерживая дыхание.


Максим Греков несколько раз покорил Говерлу / Фото из личного архива

Катаюсь на велосипеде, играю в баскетбол. Когда был в Индонезии, то занимался бодибордингом, это что-то близкое к серфингу, но другое. В принципе, и на серф мог бы стать, если бы имел достаточно мотивации для этого.

Какие есть табу у человека с пересаженным сердцем?

Категорически нельзя есть грейпфрут. Потому что он взаимодействует с теми препаратами, которые я должен принимать в течение всей жизни. Это плохо. Еще одно табу – зверобой.

Другие распространенные вопросы

Знаете ли вы, чье сердце бьется в вашей груди?

Это не белорусская практика, они об этом не говорят. Можно что-то подсмотреть, но все равно – даже если посмотреть в карту, там не будет ни имени, ни фамилии. Я только знаю, что это был 34-летний мужчина, знал также его рост и вес.

Правда ли, что людям с пересаженным сердцем передаются привычки донора?

Нет. Ну, если в это очень сильно поверить, убедить себя, оно начнет сбываться (смеется – 24 канал).

Возможно ли пересадить женское сердце мужчине и наоборот?

Да, со мной в палате лежал мужчина, которому пересадили женское сердце.


Киевлянин много путешествует, ведет активный образ жизни / Фото из личного архива

Какие вопросы вас больше всего раздражают?

Наверное, о том, сколько времени мне искали доноров. Это неправильный вопрос, на него можно получить неправильный ответ. Все работает наоборот. Когда появляется донор, ему ищут реципиента.

Мне часто пишут люди, которые получают похожие диагнозы. Я понимаю, что они боятся, но иногда спрашивают по 10 раз, как я что-то делал. Я объясняю, как было у меня, но за себя человек должен принять решение сам. Мне не нравится, что на меня хотят переложить ответственность за себя.

Кстати, после пересадки понимаешь, что ответственность за свое здоровье нельзя переложить ни на кого, ни на одного врача. Своего врача, кстати, тоже в определенной степени нужно найти.

Есть ли у вас девиз?

"Делай все, что можешь, а там-как получится". Где-то так у меня и получилось (улыбается – 24 канал).